В стиле «хоккама»

psixologiaUspeha

Похоже, Ирине Хакамаде действительно удается реализовывать то, о чем она говорит. Мы-то знаем, что давать рекомендации намного легче, чем воплощать на практике. Впечатляет ее настрой. Никакой нервозности, суетливости или напряженности, все спокойно, плавно, гармонично и душевно.

— Вы ведете много тренингов, в том числе и авторский мастер-класс личностного роста. Не кажется ли вам, что люди, которые делают себя, совершают над собой психологическое насилие: они достигают успеха, но предают себя?

Многие это делают. Но я не учу этому, я выбираю себя. Иначе я бы сейчас вам интервью не давала, вы бы до меня не добрались. Сидела бы в Белом доме министром, ездила бы с мигалками.

— И чувствовали себя?

Крутым чиновником. Я пробовала так работать – энергия, счастье улетучилось. Осталась только бесконечная пахота, стиснув зубы, насилие над собой.
Каждому нужно решать самому, становиться ли успешным в self made либо счастливым в смысле дао.
Нужен компромисс. В Америке он легче достигается, там есть возможность сделать шикарную карьеру и при этом не предавать себя. У нас капиталистический бюрократизм, и компромисса достигнуть очень сложно.

— В своем тренинге вы говорите о том, как сделать себя ответственным лидером. Не кажется ли вам, что позиция «я ответственен за все в своей жизни» очень уязвима, способствует неврозам и депрессиям?

Мне кажется, что невроз, наоборот, возникает тогда, когда вы решаете облегчить себе жизнь и переложить ответственность на других, а они вас подводят, подставляют. Вы сделали все правильно, а другие совершили кучу ошибок, и вот вы у разбитого корыта. Такая ситуация может привести к дикому стрессу. А если вы берете ответственность на себя, то понимаете: «У меня не получилось!»

— Когда вы не достигаете желаемого, не падает ли при этом ваша самооценка?

Если не можете достичь намеченного по независимым от вас обстоятельствам, значит вы выбрали не тот метод и его надо менять. Самооценка не падает. Мой принцип – счастье зависит от вас. Его никто не подарит, ни муж, ни жена, ни страна, ни политика. Я добилась счастья, гармонии с самой собой. Надо всегда находить способ думать о своем счастье. В ситуации, когда у меня ребенок заболел раком, я не села около ее койки и не начала рыдать. Я пошла в президентскую кампанию, чтобы удовлетворять свое эго, чтобы была энергия лечить ее.

— Можно быть счастливым, даже когда так серьезно болен ребенок?

В этот момент счастливым быть невозможно, важно хотя бы иметь энергию от самореализации. Так работает позитивный эгоизм. Мне объяснил это мой муж: «Если ты сейчас плюнешь на все и скажешь – это проклятье, посланное Богом, меня сглазили, то ребенок загнется, потому что таким образом ты откажешься от самой себя! Когда ты идешь вперед, у тебя возникает энергия позитивного эгоизма и ты передаешь ее ребенку, тебя хватает на всех». У нас это вообще не принято, такой позитивный индивидуализм более приемлем в Европе. Тот, кто умеет любить себя, сможет вытащить всех остальных.
Социологические опросы показывают, что богатые люди ощущают себя более счастливыми, чем бедные.
Если сравнить человека, который зарабатывает около $10 000 в месяц (он не богатый, это средний класс) и человека, который, ничего не делая, имеет миллион, то вы увидите, что первый из них более счастлив. Я каждый день работаю с такими людьми – они креативные, к чему-то стремятся. А миллионеры сидят убитые, не знают, куда себя девать. Родители оставили им бабло, а что делать дальше, они не знают.

— Здесь все дело в воспитании, а не в деньгах, разве не так?

Деньги имеют огромную силу. Они всегда должны быть на втором месте. Нужно пройти испытание деньгами, не пойматься на крючок.

— В своем интервью вы говорили, что город – это место случайных встреч, где каждое действие обусловлено эгоизмом, а не семейными традициями и поисками красивого, романтического счастья. Это похоже на охоту, когда кто-то кого-то ловит. Не кажется ли вам, что эту фразу можно назвать неким проективным тестом вашей внутренней философии?

Для меня город – это любимый монстр. Я без Москвы жить не могу, но здесь концентрация негатива на один квадратный сантиметр огромна: экология, пробки, человеческая ненависть, интриги.

— Этот монстр внутри или снаружи?

Снаружи. Победить его можно через создание альтернативного мира внутри.

— Как вы стали такой, какая вы сейчас? Вас воспитывали внешние обстоятельства?

Да, и воспитывали скорее негативно. Я была косноязычна, замкнута, казалась ни на кого не похожей, меня никто не любил, все оскорбляли. Когда мне было четырнадцать, в пионерском лагере девчонки не пустили меня в палату и сказали: «Ты здесь спать не будешь, желтокожие здесь не спят!» Я никому ничего не сказала, а ночью поднялась температура под сорок, я лежала долго в лазарете.

Врачи меня спрашивали: «Что с тобой?» – а я отвечала: «Не знаю!» Никому не пожаловалась, все держала внутри себя. В четырнадцать лет я сделала вывод – внешний мир не переделать, можно изменить себя, чтобы никто и никогда не смог ниоткуда меня выгнать. Я буду принимать решения, куда я пойду и что я буду делать. С этого началась борьба с самой собой.

— Вы советуете идти навстречу своим страхам?

Не таить их и переживать вовремя.

— Ирина, каково ваше отношение к моде, гламурному образу жизни?

Меня часто муж спрашивает: «Куда ты сливаешь столько бабла? То у тебя иглоукалывание, то процедуры аппаратной косметологии, то пилатес с индивидуальным преподавателем два раза в неделю, то тебе нужно что-то сумасшедшее с кожей сделать». Я говорю: «Володя, ты хотя бы раз видел у меня норковую шубу до пола, брендовую сумку? Я хоть раз просила тебя подарить мне бриллиантовое кольцо? Тыкала пальчиком: “Вот такое хочу!”? Тебе нравится, как я одеваюсь, но ты не знаешь, что это стоит три копейки». Я не экономлю на своем здоровье – это главное. А к сумкам, ремонтам отношусь так: получится – хорошо, не получится – да и ладно.

— Вам безразлично мнение окружающих? Вы же вращаетесь в кругах, где многие составляют мнение о человеке по марке сумки.

Да. Только для читателей журнала я раскрою секрет. В прошлом году я пришла на тусовку очень высокого уровня со строгим дресс-кодом. Женщинам появляться на ней можно было только в черном или красном вечернем платье. У меня не было ни того, ни другого. Что я сделала? Отыскала в гардеробе платье, купленное пятнадцать лет назад в Эмиратах за 100 долларов, надела и думаю: «Ничего, прокатит. Только слишком уж оно обнажает, надо чем-то прикрыться…» Ищу чем и ничего не могу найти. Вдруг вытаскиваю пижаму, которую купила в свое время в дьюти-фри. Она прозрачная, ткань как шелк, штаны широкие, а верх, как кимоно, на пояс завязывается. Я надеваю пижамную накидку поверх моего платья, вешаю кучу бижутерии, надеваю босоножки на шпильке, вваливаюсь, и все сходят с ума.

 

Потом муж мне говорит: «Если ты по собственной глупости расскажешь хоть кому-то, что ходишь в платье пятнадцатилетней давности и пижаме, я тебя убью, Хакамада!» Однажды я сделала мезотерапию, после которой у меня появился синяк, лицо опухло, его перекосило. И в этот момент меня позвали на телевидение. Вы думаете, я отказалась? Нет, мне по хрену! Я приехала и сказала: «Девочки, замазывайте мне лицо!» Оператора попросила показывать меня только слева. Конечно, можно сказать, что у меня уже есть имя, и когда вы уже звезда, вам наплевать на многое. Другой вопрос в том, что мне и раньше было плевать на то, что обо мне думают другие.

ИСТОЧНИК: РЕСПУБЛИКА МОЛОДАЯ>>>. 15.08.2012

ФОТОГРАФИИ: ЯНДЕКС >>>.

 

Be the first to comment on "В стиле «хоккама»"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.